princessa-i-korol-sednin-book

Принцесса и король

Оглавление

  1. 31 минуту погони за чудной девочкой спустя…
  2. 540 ступенек вверх по высотке спустя…
  3. 16 минут размышлений о былом спустя…
  4. Один очень тесный полет на глайдере спустя…
  5. 3\4 тарелки с фруктами спустя…
  6. Одним закатом с назойливой девочкой спустя…
  7. 272 года от окончания срока годности батончика спустя…
  8. Сотню шокированных взглядов спустя…
  9. Около 30 секунд озадаченной тишины спустя…
  10. Одним новым союзником спустя…
  11. Пару поглаживаний по спящей головке спустя…
  12. Одно мими-кири спустя…
  13. Десятки тысяч мими-колб спустя…
  14. Одним «убейте девочку» спустя…
  15. Одним застрявшим лифтом спустя…
  16. Неизвестно сколько часов спустя…
  17. Одно рукопожатие спустя…
  18. Междусловие. Отрезанная рука
  19. Двумя отрезанными руками спустя…
  20. Одной мертвой принцессой спустя

Однажды король сбежал из королевства, бросив верных братьев-рыцарей. По разрушенному городу-континенту он отправился в путешествие, и всё с одной целью — найти принцессу.

Мик успел полюбить остановку.

Козырек треснул всего в нескольких местах, сиденья полностью целы, а кожзаменитель — никем не срезан. И даже экран с расписанием  транспорта горит: улыбающаяся зелёная рожица периодически превращается в стрелку часов, показывая, что до прибытия следующего такси остается 88 часов 88 минут.

Кажется, часы сломались.

Мик разглядывал изуродованное ракетным залпом здание через дорогу. Хорошо, что остановку не задело. А вот рожица второй день стоит на 88:88. Разве могут ненастоящие часы ломаться?

Мик бы так и продолжил сидеть, но впереди послышались шаги. Бежали неподалеку. Очень тихо. Вес бегущего достигал более ста двадцати килограммов, что абсолютно не сочеталось с издаваемым ногами шумом.

Какой чудной бегун.

Мик решил пробежаться следом.

Пункт Плана №21 гласил: всегда будь там, где происходит то, что обычно не происходит. Раз люди так не бегают, Мик должен пойти посмотреть. Через три квартала он нагнал бегуна. Очень странно: бегущий нёс на плече человека с мешком на голове. Ребёнка. Раньше Мику не доводилось видеть похищение детей.

Бегун остановился на перекрёстке.

— Приехали!

Дете-вор скинул на асфальт ребёнка — по приблизительным оценкам Мика, это была девочка тринадцати с половиной лет — и боязливо осмотрелся. Потом достал из-за пояса тесак. Подтащил ребёнка к раскуроченной машине. Положил руки девочки на капот. Занёс тесак. Похититель хотел отрубить девочке одну из рук— вероятно, ту, которая заканчивалась механическим протезом.

Какая чудная рука.

— Что это ты, мать твою, делаешь?!

Неожиданно из-за угла выскочил некий киборг. Конечности и туловище у киборга были целиком механические, а вот голова — живая. Странная голова с черной, как у негров, кожей помахивала рукой-пулеметом.

— Отстань от меня, Майлз! — взвизгнул дете-вор. — Вы сами просили украсть девчонку!

Афро-киборг взвел руку-ствол.

— Уйди с дороги, Слай Би, сукин ты сын! Дай прикончить её!

Слай Би тоже вытащил оружие.

— Нет! Я ещё не узнал, как пользоваться протезом!

У афро-киборга был короткоствольный штурмовой пулемет «СК-14», рассчитанный на бой с органическим противником, а дете-вор сжимал  слишком тяжёлый для его ладони «Colt DE-800» повышенной бронебойности. Мик не знал, откуда в голове всплывают эти бессмысленные данные, но так происходило частенько.

— Чёрт! И этот здесь!

Неожиданней всех прямо посреди перекрёстка появился одетый в чёрную униформу преследователь. Парень аккуратно спружинил с ближайшего разрушенного здания и уставился на двух других преследователей. Новый, уже третий по счёту, участник стычки скрывал лицо под маской, а в руке сжимал «атомарное» мачете — Мик сам пользовался таким же.

Хорошее мачете.

— Зачем ты привел мимиков?! Придурок! — афро-киборг переводил руку-ствол то на дете-вора, то на парня в чёрном.

— Отвали! Думаешь, я специально!? Они же её охраняют!

Преследователь в маске действительно развернулся лицом (а точнее, маской) к девочке и смотрел только на неё. Но пока молчал. По оценкам Мика, все трое представляли друг для друга равную угрозу.

— Я просто подожду, пока мимик тебя прикончит, а потом убью и его! — крикнул Слай Би.

— Или это вы с мимиком оба сейчас сдохните!

Вооружённая троица переводила оружие друг на друга.

Очень странная сцена. За последние два года Мик ни разу не видел, чтобы трое разумных существ так дрались из-за особи женского пола — тем более, неполовозрелой. Очевидно, необычность ситуации проистекала из протеза девочки. Следовало поближе рассмотреть девичью руку.

К счастью, Мик владел искусством сливаться с толпой.

Выйдя из своего укрытия, он сделал вид, будто просто идёт мимо троих преследователей. По наблюдениям Мика, оставаться незамеченным среди людей не составляло особого труда: спина должна выглядеть чуть менее ссутуленной, чем обычно, взгляд рассеянный, мышцы верхней части тела максимально расслаблены, а скорость шага — не более 4,6 километра в час.

Но скрыться навиду почему-то не вышло.

Троица ошарашенно уставилась на Мика.

— Ракетный залп мне в дышло! Это же Микки! — выдохнул афро-киборг. — Ты жив!? Как!? Где ты пропадал все эти годы, дружище!?

— Хвала Искусственному Богу, ты здесь, Мик! — вторил дете-вор. — Ты же не бросишь своего помощника Слая Би в беде, да? Помоги мне разобраться с этими двумя! Это ведь твой заказ! Твоя девчонка! Главная цель Плана! Помнишь?

Мика и раньше узнавали в толпе, но впервые кто-то при его появлении так сильно радовался. Это было даже более странно, чем драка за руку маленькой девочки. А ещё Мик никогда прежде не слышал, чтобы кто-то знал о Плане. Ведь он никому не говорил о Плане за последние два года. Получается, эти парни знали его в прежние времена.

Но почему-то просили о совершенно разных вещах.

— Это же я, мать твою, Микки! Голова Безумного Майлза! — надрывался афро-киборг с человеческой головой. — Ты что, опять всё забыл!? Уничтожь девчонку и протез!

— Не слушай его! — орал в ответ Слай Би. — Эта рука спасёт мир!

— Мы же пятибратья, Микки! — ещё громче завопил киборг.

— Нет, Мик! Девчонка — самое ценное, что есть на континенте! Помоги мне!

— Девчонка погубит всех! Помоги мне!

Мик стоял в растерянности. Такое с ним случилось впервые.

И дете-вор и афро-киборг требовали от него слишком поспешного решения. Только человек в чёрной маске молчал. Мику захотелось узнать, что думает тот, кого называют «мимиком». Но мимик не обращал внимания на разговор. Парень в чёрном шевелился только, когда кольт похитителя направлялся на девочку.

— Я рассчитываю на тебя, Микки!

Афро-киборг выстрелил.

Мик не хотел драться, но рефлекторно вытащил такое же как и у парня в чёрном мачете — на долю секунды быстрее, чем очередь пулемета угодила в грудь Слая Би. Преследователя отбросило от ребёнка. Не успел дете-вор упасть, как мимик отсек киборгу руку-оружие — остов руки сдетонировал, валя Безумного Майлза с ног.

Мик пока стоял на месте.

Парень в чёрном уворачивался от выстрелов Слая Би: несмотря на пробитую пулями грудь, похититель прицельно палил по преследователю в маске. Но тот подходил всё ближе. Наконец, мимик с прыжка отрубил руку с кольтом и втрамбовал ботинком голову Слая Би. Дете-вор в ответ рубанул тесаком по ноге противника. Пока парень в чёрном отвлёкся на тесак, афро-киборг подошёл сзади и пробил тому затылок своей металлической пятернёй, так что рука прошла аж сквозь маску. Голова мимика безвольно обвисла, но тело продолжило тыкать в дете-вора мачете.

Мик пока стоял на месте.

Вообще-то ему понравился только мимик, ведь только он из троицы молчал. Но мимик явно лишился головы. Поэтому не успел преследователь в чёрном упасть на колени, как мачете Мика отрубило руку киборга, что пронзала голову молчуна. Драка завершилась, и два оставшихся бойца упали на колени по обе стороны от Мика.

У Слая Би вместо головы торчала отрезанная нога противника.

У мимика из горла торчала часть механической руки.

А у афро-киборга ничего не торчало — за время драки он лишился обеих рук.

— Какой же ты дурак, Микки! — взревела Голова Майлза, маша обрубками. — Это самое тупое, что ты сделал за последние сто лет!

Мик ощутил от афро-киборга едва уловимую вибрацию: где-то между его механизмов готовилась сработать взрывчатка.

— Ты самый большой при…

Одним взмахом мачете Мик отсек голову Безумного Майлза.

— …ду-у-у-р-о-к. — на низкой ноте закончила голова афро-киборга, катясь по асфальту. Оставшаяся механическая часть тела замерла, так и не сдетонировав.

Мик с сожалением посмотрел на три трупа.

Получилось как-то не очень.

Сперва он проанализировал останки киборга. Поскольку те были бесполезны, быстро перешёл на тело преследователя в маске. Атомарное мачете — это хорошо. Мик взял себе ещё один экземпляр. А снимая с мимика наплечные ножны, забрал также нагрудный жилет. У одёжки явно имелись какие-то энергопоглощающие свойства, и она сидела так хорошо, словно Мик снял её с самого себя.

Потом настала очередь Слая Би.

У того не было ничего ценного, кроме кольта. Более дальнобойное и скорострельное оружие, чем простенький лучемёт Мика. Но тяжёлое. К тому же придётся постоянно искать патроны. Окончательным аргументом стал цвет. Мику нравилось, что жилетка и кольт одинаково черные. Смотрелось красиво.

Теперь осталось разобраться только с ребёнком. Аккуратно подойдя к стоящей на коленях девочке, Мик перерезал веревки и снял мешок с её головы.

На него испуганно уставилось заплаканное личико.

Истошно заверещав, девчонка бросилась наутек.

А Мик так и остался стоять с мешком в руке.

31 минуту погони за чудной девочкой спустя…

— Скажите, как можно быстрее всего добраться до дома мисс Кэтпол?

Торговец, побывавший за жизнь во всех городах Айлона, никогда не слышал о женщине с таким именем. Впрочем, задавшую этот вопрос девчонку он тоже видел впервые. Его сразу насторожили непривычно чистая одежда и лишённое загара лицо ребёнка. Слишком уж оно контрастировало с лицами обычных жителей континента. Малявка явно не дочь местного фермера с Полей.

— Я не знаю, кто такая Кэтпол, девочка, — ответил торговец.

— А на чём тогда можно уехать отсюда?

— На своих двоих. Разве что ты можешь позволить себе глайдер.

— А сколько стоит глайдер?

Мужчина прикинул.

— Две таких как ты с одеждой и протезом.

Девочка сделала серьезное лицо, о чём-то размышляя.

— А что если я продам вам вон того парня, что всюду за мной ходит?

Торговец взглянул, куда указывала девочка — неподалеку  сидел лысый человек неопределённого возраста, одетый в чёрные одежды и вооружённый двумя пристегнутыми за спиной мачете.

— Ты, наверное, с ума сошла, девочка, — вздохнул торговец. — Ты что не знаешь, кто это? Это же Мими-Кинг.

— Он какая-то шишка?

— Хуже. Это самый старый на свете мимик, ещё с тех времен, когда им не делали обрезания и лицевой декапитации.

Мик равнодушно слушал разговор девочки и торговца. Спасённый ребёнок специально выбрал самого дальнего собеседника. Но слух у Мика был развит куда лучше человеческого. Да и в любом случае он умел читать по губам на всех языках, которые когда-либо встречались в Айлоне.

— А что такое обрезание и декапитация? — спросила девочка.

Торговец усмехнулся.

— Знаешь, я могу найти работёнку, где тебе расскажут и о том и о другом…

По хищным носогубным складкам собеседника стало понятно, что разговор пора заканчивать. Мик в секунду преодолел расстояние до ребёнка, подхватил девочку под локоть и потащил к выходу из торгового переулка. Он не любил торговцев — те продавали жир из собственного тела или давали то, что можно и так взять даром. Бесполезные существа. Неужели в прошлые столетия люди тоже ими пользовались?

— Эй, пусти! — сопротивлялась девочка. — Пусти, кому говорю! Я не хочу ходить с тобой!

Через пять кварталов ребёнок и мимик дошли до очередной остановки. Главное, подальше от людей. На этой остановке козырёк был сорван взрывом, а почти все сиденья — сломаны. Да и экран с зелёной рожицей не горел.

Плохая остановка.

— Хватит меня преследовать!

Девочка уселась на уцелевшее сидение и демонстративно скрестила руки. Мик уже несколько месяцев не пользовался человеческой речью и очень жалел, что сейчас приходится возвращаться к этому способу поддержания контакта. Но надо было что-то сказать.

— Я не могу. Тебя. Не преследовать, — с трудом выговорил он.

Девочка аж подпрыгнула.

— Что я тебе сделала? — блеснули детские глаза. — Почему ты ходишь за мной?

— Я хожу за тобой. Потому что. Не могу понять: убивать или спасать.

Мик не знал, как  объяснить проще. Когда преследователи дрались за ребёнка, желая убить и спасти, то оба говорили правду — он прочёл это по их лицевым мышцам. И оба знали про План. Знали прежнего Мика. А значит, девочка очень важна.

Непонятно было только, что с ней делать.

Поэтому Мик просто уселся на сломанное сиденье остановки и стал ждать. Очерёдной небоскрёб напротив не сохранил ни одного целого оконного стекла. Между проёмами когда-то нарисовали огромный портрет человека с искусственно затемнённой кожей. Человек весело улыбался и показывал Мику большой палец. Сбоку имелась надпись: «Голосуй за Иисуса!». Мими-Кинг не знал, кто такой Иисус, но видел портреты человека уже много раз, и он ему очень нравился. Большая шишка.

— А как тебя зовут?

Странная девочка вдруг захотела общения.

— Мик.

— А меня мама называет Нью!

Девочка встала напротив Мика и протянула железную ладошку-протез. Помедлив, Мик коснулся искусственной кисти. Нью начала усердно трясти его руку.

— А у тебя есть мама, Мик?

— Нет.

— А мою зовут Кэтпол.

Девочка помолчала.

Мик рассматривал собственную ладонь.

За последние два года никто к нему не прикасался.

— Не убивай меня, пожалуйста! — вдруг выпалила Нью. — Мама говорит, что плохие вещи делают только с плохими людьми. Но я ведь хорошая!

Мик понял, что надо опять что-то сказать:

— Пока не узнаю, кто ты. Не дам никому. Убить.

Немного подумав, девочка успокоилась. По едва заметному покраснению кожи и резко расширившимся зрачкам Мик отметил прилив эндорфинов у ребёнка. Обычные люди не умеют так быстро менять уровень гормонов. Необычная девочка.

— Тогда теперь ты мой защитник! — весело выпалила Нью. — И вместе мы сможем, наконец, пойти путешествовать по Бесконечному Городу! Как я и мечтала. Я буду спасать людей, а ты будешь спасать меня!

Девочка взобралась на корпус подбитого боевого дрона, что лежал возле остановки, и приставила руку к виску. В её представлении этот жест очевидно был как-то связан с путешествиями. Но Мику он не понравился. От жеста и от дрона веяло войной.

— Ты очень быстро. Радуешься.

— Э-э… — девочка растерялась, не зная как понять фразу. — Наверное… Мама говорит, что радость приходит из руки.

Мик посмотрел на железный протез Нью.

— Рука меня защищает. И если я захочу, то… Ой!

Что-то упало с высотки напротив остановки.

Что-то живое. Под глазом улыбающегося темнокожего Иисуса появился похожий на слезу кровавый след.

540 ступенек вверх по высотке спустя…

Старик работал в Полях, сколько себя помнил. И его отец. И отец его отца. Фермер отдыхал в плетёном кресле после очередного сеанса опрыскивания и наслаждался видом. Крыша его фермы была одной из самых высоких в округе: на вершинах удаляющихся в горизонт высоток зеленели посаженные плоды, расцветали рощи и копошились скотоводческие загоны.

Поднебесные Поля Айлона.

Как и всегда после опрыскивания, петухи вяло поднимались с усеянного пометом бетона. Через минуту крышу сотрясут истеричные вопли дерущихся тварей. Только опытные фермеры могли находиться рядом с петухами во время буйства, поэтому покупателей в часы опрыскивания не появлялось. Можно и прикорнуть. Фермер уже почти уснул, когда один петухов случайно перемахнул через ограду.

Ну всё, разбился.

Как же фермер удивился, когда через 10 минут снова увидел этого мёртвого петуха, но уже в руках какого-то мужчины в чёрной форме. Рядом с мужчиной тяжело дышала светловолосая девчонка.

— Чего надо? — проворчал старик.

— Я… — девочка задыхалась после подъема. — Я… пришла положить конец твоему кровавому террору!

Фермер озадаченно поднял седую бровь.

— Прекрати насиловать бедных животных!

— Я всего лишь опрыскал их агрессовозбудителем, — пожевал губами старик. — Петухи-каннибалы должны драться друг с другом, чтобы к моменту продажи набрать мышечной массы.

— Так ты их еще и ядом поливаешь!? — возмутилась девочка. — А потом этот яд едят жители Айлона!

Ребёнок бросился к одному из загонов.

Дерущиеся петухи заорали пуще прежнего.

— Ты собираешься что-то делать со своей сумасшедшей подругой, приятель? — вяло поинтересовался старик у мужчины.

— Пока не решил, — ответил тот. — Ее надо либо убить. Либо защитить.

Фермер покачал головой.

— Да вы, я смотрю, оба с прибабахом.

Таких плохих заказчиков он уже давно не встречал.

Пока Нью безрезультатно возилась с решеткой, Мик смотрел на беснующихся животных. Мозг как обычно выдал бесполезную информацию, что этот вид лишенных оперения существ умел очень быстро размножаться и был когда-то специально выведен для решения пищевых проблем континента. Орущие создания не вызывали у Мика каких-либо эмоций, но ему не понравилось, что упавшее тело испортило рисунок улыбающегося негра-Иисуса.

Внезапно один из петухов снова выпрыгнул из загона, намереваясь клюнуть Нью в макушку. Девочка закричала. Из железного протеза выстрелила красная вспышка, и обугленное животное с визгом втрамбовалось в прилавок.

— За это придется доплатить, — недовольно пожевал губами старик.

Продавец едва заметно нажал на кнопку под стойкой.

— Мы не будем тебе ничего платить!

Нью быстро оправилась от испуга.

На молнию из руки она внимания не обратила.

— Подождите. Сейчас за вами прилетят.

Мими-Кинг с интересом смотрел на протез продолжавшей кричать девочки. Сильное энергетическое оружие. В голове, вопреки ожиданиям, не возникало никакой информации.

Странно.

Через две минуты над крышей завис глайдер.

С летательного аппарата слезли трое людей.

— Что случилось, дедуля? Зачем кнопку жал? — весело спросил главный из троицы. Половину его головы защищала вшитая в череп пластина.

— Не хотят платить.

Железноголовый покосился на Мика.

— Во имя Искусственного Бога… — вздохнул он. — опять ты.

— Ты его знаешь, Хафскал? — спросил один из троицы, направляя на Мика автоматическое оружие. Ствол второго бандита уставился на девочку.

— Да кто ж его, черт возьми, не знает… Мими-Кинг. У босса уже были с ним неприятности. Это тот мимик, что обещал вместе со Слаем Би добыть кое-что ценное, а потом кинул босса.

Завидев людей с оружием, Нью притихла. Петухи к тому времени тоже перестали кричать. В наступившей тишине Мик с любопытством смотрел на очередного знающего его человека.

— Так убить их и все!

Один из мужчин приготовился было нажать курок автомата. Мик выхватил кольт и прострелил нападавшему плечо так, что пуля прошла навылет и задела мочку уха второго помощника Хафскала. Автоматная очередь угодила мимо цели, а сразу двое бандитов взвизгнули от боли.

Хафскал снова тяжело вздохнул.

— В него бесполезно стрелять, идиоты.

Тут лидер троицы обратил внимание протез.

— Это что — тот товар, который вы со Слаем Би и искали?

Мик не знал, что ответить.

— Слушай, Мими-Кинг. А не хочешь встретиться с боссом? Он на самом деле уже давно тебя ищет. Поболтали бы.

— Давай, — пожал плечами Мик.

Эти бандиты явно что-то знали об истории с девочкой и её похитителе. А значит, имели ценную информацию о Плане. Из общения с ними можно было извлечь пользу.

— Ты что, возьмёшь его с собой?! – воскликнул один из помощников, держась за окровавленное ухо. — Он же перебьёт нас!

— Не перебьёт, — спокойно ответил Хафскал. — У босса его встретит целый отряд наших, и в случае чего, прикончит.

— А обязательно это при нём говорить?!

— Расслабься, он же мимик. Эти ребята едва понимают человеческую речь. Анализируют нас по мышцам лица, — лидер троицы усмехнулся. — Ну, что, Мими-Кинг, согласен прокатиться к боссу вместе с девчонкой?

Мик кивнул.

Троица бандитов снова забралась на глайдер. Хафскал махнул рукой, приглашая взойти на борт. Нью испуганно прижалась к Мику и взяла его за руку. Мимик вздрогнул от неожиданности.

— Все будет хорошо? — испуганно спросила девочка.

— Да.

Мими-Кинг сел в глайдер.

— Эй, погодите! — опомнился старик. — Вы должны мне триста кавэчей за испорченные туши!

Хафскал небрежно бросил фермеру две квадратные батарейки.

16 минут размышлений о былом спустя…

Во время полета Мик смотрел вглубь континента и думал о былом. Из всех пассажиров глайдреа только его зрение позволяло смотреть далеко вперед — в сердце Айлона, где стояла высокая башня. Но Мими-Кинг думал не о башне, а об испуганно прижавшейся Нью.

Никто раньше не держал его так за руку. И, тем более, не прижимался.

Мик знал — если хочешь разобраться в ситуации, надо обрисовать её в рамках одного предложения. Получалось следующее: к нему в руки попала девочка с порождающим радость оружием-протезом, и этот протез способен объяснить смысл существования Мика. В ребёнке есть ответ на самый важный пункт Плана — какова цель.

Два года назад, когда Плана ещё не существовало, Мик очнулся на дне какой-то шахты. Он понимал, что долго пролежал без сознания, пока тело восстанавливалось — но не помнил, почему такое произошло или хотя бы, как его зовут. Знал лишь, что беспамятство не случайно и происходит с ним не в первый раз. На дне шахты было темно и пахло ржавым металлом. А высоко над головой виднелся круг света.

Мик пополз на свет.

Оказалось, яма находилась на территории заброшенного водоочистительного завода. Мик зашёл в постройку. Поднялся на крышу. Кругом расстилалась бесконечная череда улиц и домов. Пустыня из разрушенных зданий. Мик видел развалины на сотни километров, и его вдруг смутило: данные о названии  улицы и номер каждого находящегося в поле зрения дома — он вспомнил их, потому что был здесь когда-то раньше, или информация взялась откуда-то ещё?

Всё, что Мик в тот момент осознал, так это, во-первых: есть некая цель, и, во-вторых: он был создан для этой цели и должен выполнить её даже ценой своей жизни. Таков План. Первые два пункта.

Мик спустился с крыши и пошёл искать людей.

Первым, кого он встретил, оказалась какая-тостаруха.

— Скажите…

Он собирался спросить у старухи, что случилось. Но каким-то образом понял по дряблой коже старушечьих губ, что воздух в данной местности имеет определённые примеси, что избыток мышц на скулах женщины — от недостатка жидкой пищи в течение жизни, а глубина впадины на подбородке — от большого числа половых партнеров. Старушка что-то говорила, Мик различал артикуляционные конструкции, но никак не мог разобрать слов. Смесь нескольких когда-то существовавших языков.

— Мими-Кинг! — наконец, разобрал он испуганный голос.

— Что. Произошло? — от попытки заговорить почему-то заболели виски.

Старуха ответила.

Мик не понял, но попытался сказать бедняге, что у неё больное сердце (эта информация возникла в голове сама собой), что старуха скоро умрёт и что, если та хочет, он может безболезненно выполнить эвтаназию. Женщина запаниковала и начала задыхаться. Единственное слово, которое Мик разобрал перед её самопроизвольной смертью, было:

— Война!

Да, вполне вероятно, что цель, ради которой он создан, как-то связана с войной. «Война» — вот каким стал третий пункт Плана.

Четвёртым пунктом стало направление. Континент большой — можно было идти месяцами, и развалины всё равно не заканчивались. Мик решил, что правильное направление — то, где его узнают. Периодически встречались люди, которые знали Мика или слышали о его существовании. И чем чаще попадались такие люди, тем правильней считалось направление движения. Таков был пункт Плана номер четыре.

Пятый пункт — остановки. Мику почему-то нравились остановки. Везде, где попадались уцелевшие остановки, он прекращал путешествие, чтобы немного посидеть и посмотреть на зелёную рожицу терминала. Миленькая рожица.

Шестой пункт — нельзя ничего читать. Любой предмет ложился в ладонь так, словно Мик всю жизнь им пользовался, а любой язык звучал, словно родной. Но стоило начать читать или смотреть что-либо, как каскад воспоминаний разрывал голову на части. Казалось, Мик живет так долго и узнал так много, что стоит ему это вспомнить, и голова лопнет.

Единственное, что он читал с удовольствием — обрывки рекламных плакатов. Его любимый — «Голосуй за Иисуса!» с чёрным улыбающимся человеком. Мик любил улыбку Иисуса — подобной улыбки не существовало в природе, поэтому по лицу нельзя было понять прошлое и будущее человека. Такая пустота нравилась Мику. От неё голова не болела.

И это стало седьмым пунктом — негр с плаката хороший. Если найти Иисуса, он обязательно поможет. Мик почему-то был в этом уверен.

За два года скитаний подобных пунктов накопилось очень много. Но самым большим, важным и буквально ежеминутно обрастающим подпунктами стал пункт касательно маленькой девочки.

Девочка была венцом всех пунктов.

Мегапунктом.

Один очень тесный полет на глайдере спустя…

Джуниор Гриди не знал, что жить ему осталось около 10 минут. Развалившись на троне, он беспечно жевал фрукты. Парням пришлось хорошенько попотеть, чтобы дотащить кожаный трон до самого пентхауса, но Гриди мог позволить подобные капризы. Впрочем, в последнее время даже трон его не радовал. В этом сезоне урожай вышел паршивый. Кто-то в Полях явно заслуживал взбучки. С трудом жуя искусственной челюстью слишком жесткий плод, Гриди морщился от боли.

— Смотрите, босс, кого я привел!

В дверях стоял Хафскал и его ребята.

— О боги… Мими-Кинг, — тяжело вздохнул Гриди, разглядев гостей за плечом помощника. — Зачем было приводить его сюда, болван?

— Так вы же сказали, если он или кто-то из Майлзов будет с девчонкой, надо заманить их.

— Заманить! А не сюда вести, — в сердцах швырнул Гриди плод в помощника.

— Ну, так я и заманил, — поймал на лету плод Хафскал. — Нас же много. Чего он сделает?

Оглядев стоявших по краям зала парней с автоматами, Гриди немного успокоился.

— Ладно, допустим… — искусственная челюсть повернулась к мимику. — Ну, что, Микки, помнишь меня?

Прежде чем ответить, Мик внимательно посмотрел на щуплого человека в кресле с искусственными челюстными костями.

—  Нет.

— Когда мы виделись в последний раз, ты сказал, что у меня слишком злое лицо и отстрелил пол челюсти. А когда виделись в первый, то согласился построить эту маленькую империю, убив в Полях всех конкурентов на сотни километров.

Гриди с интересом посмотрел на девчонку, прячущуюся за спиной мимика. Одна из рук малявки действительно оказалась железной. Все как говорила Голова Майлза.

— Так, чего же ты хочешь, раз согласился прийти сюда, Микки?

— Эта девочка, — ответил мимик. — Я не понимаю. Следует ей умереть или выжить? Поэтому ищу людей. Кто подскажет.

— Да-а. Мне известно, зачем ты искал эту соплячку, — Гриди почесал изуродованную челюсть в приступе фантомной боли. — Ты нанял вора-мутанта Слая из семьи «Би», чтобы спасти девчонку от плена мимиков. Но потом тебя подобрали в беспамятстве Безумные Майлзы, убедили уничтожить её, и ты отстрелил мне пол-лица. Так что, сложно сказать, что тебе с ней делать… Предлагаю спасти ребёнка от себя самого, отдав его мне.

Нью испуганно прижалась к Мику.

— А тебе она. Для чего?

Главарь бандитов озадачился с ответом, вспомнив как сложно врать Мими-Кингу.

— Вероятней всего…э… убить. Так как ты хотел это сделать с пятибратьями в последний раз.

— Пятибратьями?

— Ну, да. Ты и четверка киборгов, возглавляемых Головой Безумного Майлза.

— Понятно. Значит, надо найти. Этих Майлзов, — отчеканил Мик.

— Э-эй, да кто ж их найдет-то! Голову Майлза и так недавно убили.

Джуниор Гриди зло усмехнулся.

— Значит. Найти оставшихся. Спасибо за помощь, главарь бандитов.

Мик собрался уходить.

— Стой!… Погоди! Может, сперва отдохнуть хочешь, а? Девчонку покормить… — Но посмотрев в спину удаляющегося короля мимиков, Гриди устало махнул рукой. – А к черту. Просто убейте уже его.

Мик оттолкнул Нью в сторону и задумался.

У него было около трети секунды на размышления до начала драки, и он решил потратить их на анализ услышанного. Зачем лидеру бандитов понадобилась девочка? И зачем Мик помогал этому человеку с изуродованной челюстью отстроить империю в Полях? Наконец, кто такие Безумные Майлзы? Слишком мало данных.

Треть секунды прошла.

В зале находилось двенадцать расположенных по кругу бандитов. Мик сделал шаг вперед, давая одному из них выстрелить в напарника по другую сторону круга. Потом вытащил свои мачете. С двумя лезвиями оказалось проще. Получалось больше отбивать и меньше уклоняться. Рикошетом свалилось ещё четверо.

Оставшиеся бандиты стали прятаться за укрытиями и палить по конечностям. Теперь Мик не мог просчитать все траектории пуль. Швырнув мачете в одного из стрелявших — лезвие прошло сквозь колонну, застряв в груди нападавшего — Мими-Кинг смог сместиться к краю зала. Один из стрелков снова попал по своим. Пользуясь этим, Мик достал кольт и двумя выстрелами прикончил оставшихся четырех.

— А ну стой!

Прятавшийся за углом Хафскал, приставил оружие к виску девочки.

— Довольно игр! — с другой стороны зала вытянул руку с длинноствольным лучеметом Джуниор Гриди.

Мик оказался в сложной ситуации. Ему не составляло труда убить сразу двоих. Но главаря бандитов следовало оставить в живых для допроса на тему его внезапной атаки, а девочка могла запаниковать. Сложная ситуация. Следовало выждать.

Нью вывернулась и пустила Хафскалу заряд красной молнии в лицо.

Бандит с воплем повалился на пол.

Это и стало сигналом. Второе мачете полетело в сторону Гриди. Главарь успел выстрелить, но угодил в летящее оружие. Раскаленный клинок вошёл в руку и располовинил предплечье.

— Ты видел?! Видел, как я его жахнула? — завопила Нью.

Мик молча направился к корчащемуся Гриди.

Нью выглядывала из-за плеча округленными глазами.

— Зачем тебе эта девочка?

От руки Джуниора Гриди остались лишь ошметки. Главарь бандитов чувствовал, что всё катилось к чертями. Опять. Каждый раз, когда появлялся этот лысый болван, всё шло через задницу. Гриди с ужасом смотрел на спокойное лицо Мими-Кинга и ненавидел это существо, так часто менявшее его жизнь.

— Неужели ты не помнишь? Черт… как приперся лет пять назад, чтобы украсть что-то у мимиков. Я ведь выполнил твои условия! Прекратил вражду семей Айлона и выпросил у конкурентов Слая Би. Твою мать… ты ведь убил сотни людей в Полях ради этой сделки! Я не понимаю!

Мик тоже не понимал. Семьи, кланы, сделки — слишком много слов, от болтовни болела голова. Чтобы ускорить процесс, он надавил на обрубок руки.

Гриди закричал.

— Ты хотел забрать девочку. Зачем?

— Я… всё время думал, — корчился от боли главарь. — Как ты убедил Слая… Который даже мимиков не боялся…

Ещё больше слов. Мик хотел снова надавить, но Гриди испуганно затрясся.

— И я пораскинул: чего мог хотеть самый живучий мутант? А потом узнал… Эта девчонка. Её рука генерирует энергию. Дармовое питание для любой электроники! С помощью этой руки можно пробиться через энергобарьер континента. Переплыть океан. Или вернуть этим руинам технологии. Возродить Айлон или… Это же, мать его, рука всевластия, понимаешь?

— Теперь понимаю, — Мик вытащил из обрубка мачете и перерезал главарю бандитов горло.

Пора было уходить.

— А можно… — девочка жадно смотрела на оставшийся возле трона поднос с фруктами. — Весь день ничего не ела.

3\4 тарелки с фруктами спустя…

— Так ты можешь. Заряжать предметы рукой?

— Ну да, — девочка пожала плечами, будто сказала что-то само собой разумеющееся.

Мик шёл прочь из зала. Нью семенила следом с остатками фруктов на подносе. В конце длинного коридора имелся рабочий лифт — мимик нажал кнопку. На приборной панели появилась знакомая зелёная рожица. Отсчитав пятьдесят этажей, рожица сообщила о прибытии в вестибюль.

— Ой…

Нью выронила поднос с фруктами и схватила Мика за руку.

В вестибюле на парочку уставилось больше дюжины стволов.

Мими-Кинг хотел было вытащить кольт, но никто из бандитов явно не собирался стрелять. Очевидно, о событиях в пентхаусе уже знали, потому что на всех без исключения лицах читался испуг. Держа в одной руке ладонь Нью, а в другой поднятый с пола поднос, Мик пошёл вперед. Дрожащие от страха автоматы продолжали следить за ними. У самого выхода возникла заминка: мимик не мог открыть раздвижные двери (обе руки оказались заняты), поэтому так и остался стоять. Находящийся рядом бандит готов был провалиться сквозь землю.

Наконец, бандит додумался сам раздвинуть перегородки.

Мими-Кинг благодарно кивнул.

В лицо ударил сухой грязный воздух Айлона. Знакомый запах. От него веяло спокойствием. Желанием идти вперед. Мик с удивлением обнаружил, что совсем не заметил, в какой момент девочка отпустила его руку. Теперь Нью бодро вышагивала рядом и беззаботно жевала фрукты. Странный ребёнок. Больной приступами радости. А ещё эта рука. Теперь ясно, зачем мутанту Слаю Би понадобилось похищать девочку. Имея неограниченный запас энергии, можно было сбежать с континента и выбраться за пределы Айлона. Но при чем здесь План? И чего хотели Безумные Майлзы?

— А круто мы их, да? — вдруг заговорила Нью. — Ты такой трах, а я такая шаррх! И все лежат! Научишь меня драться?

— Я не способен учить.

— Что, правда?

— Только обучаться. Когда-то. Умел.

— Ну, и ладно, сама научусь.

Девочка немного помолчала. Информация в голове подсказывала Мику, что неподалеку есть очередная остановка.

— А ты даже лицом не дрогнул, когда всех убил. Вообще не видела, чтобы у тебя лицо менялось. Ты хоть чуточку боишься?

— Зеркал. Боюсь смотреть в зеркала.

— А мне нравятся зеркала! Мама, говорит, всем девочкам должны нравиться зеркала.

— Надо найти Безумного Майлза.

— Его братьев?…

Девочка резко остановилась. Мик тоже.

— А если пятибратья скажут убить меня?

Мик молчал. Вдруг Нью отпрыгнула назад и испуганно вытянула ладошку-протез.

— Ты убьешь меня, да? Убьешь, как и тех людей, и лицом не поведёшь!

Её глаза блестели.

Мик смотрел на испуганного ребёнка. Действительно. Почему он с самого начала не убил эту девочку? А даже если оставил в живых, почему не связал? Или не отсек одну из конечностей для страховки? Так было бы надежней.

— Ты не человек, — наконец, высказал Мик мысль, которая давно вертелась в голове. — Поэтому мне не хочется тебя убивать.

— Не… человек? — плачущие глаза округлились.

— Мне тяжело слушать людей. Смотреть на лица. Это больно. Но с тобой не больно. С тобой я не устаю, когда разговариваю.

— Это потому что я… робот?

— Нет, скорее, ты как он.

Мик указал на очередной огромный плакат:

«Голосуйте за Иисуса!»

Одним закатом с назойливой девочкой спустя…

Было уже совсем темно, когда путешествующие по разрушенному городу мужчина и ребёнок выбрали место для ночлега. Точнее выбирал ребёнок, а мужчина (который на самом деле не нуждался в ночлеге, так как никогда не спал) просто шёл рядом.

— Смотри!

Нью забежала в ближайший супермаркет и хлопнула в ладоши. Лампочки в супермаркете мигнули. Слишком ярко. Мик сорвал с потолка палку-светильник и протянул девочке. В механической руке трубка тут же зажглась, освещая помещение: длинные ряды касс, заваленный мусором до самых колен пол, надписи на стенах. Все продукты давно высохли. Мими-Кинг не мог вспомнить, когда в последний раз в Айлоне шли дожди. В застроенном до самых морских берегов континенте редко можно было встретить гниющую пищу. Даже трупы здесь высыхали.

— Я нашла автомат с едой! — радостно воскликнула Нью. — Из него валятся батончики!

Мик подошёл ближе.

— Тут написано «годно до 2314 года»…

Мимик забрал батончик и аккуратно положил назад на пол.

— Но что-то ведь поесть надо. Мы целый день ходили!

— Жди здесь.

Через пару минут Мик вернулся с тушей.

— Фу-у. Это же один из тех петухов!

— Других животных нет.

Поднявшись на верхнюю парковку торгового здания, парочка развела костер. Мик готовил петуха, пока Нью сидела у огня, поджав ноги. Через какое-то время вокруг разнёсся запах жаренного мяса.

— А на вкус они ничего! — одобрила девочка, — жаль, запить нечем.

Мик протянул таблетку. Нью непонимающе глянула на пилюлю.

— Сухая вода. Реплицирует обычную воду. Но нужно много слюны.

— А настоящей нет?

— Настоящая в Полях. Только для поливки.

— А-а, — девочка проглотила таблетку. — Знаешь, я ведь никогда не выходила в Бесконечный Город. У мамы было хорошо. И у мимиков хорошо. А вот на свободе оказалось как-то плохо. Нет воды. Жарко. Все убивают друг друга. Везде так?

— Говорят, только на континенте.

— А за континентом?

— Не знаю. Техника не может пересечь барьер.

— А я смогла бы пересечь барьер?

— Вероятно.

— А зачем сделали барьер?

Нью задавала столько вопросов. Но Мик не знал ответы.

— Раньше была цивилизация. Она застроила континент. Много технологий. Больше всех. За это на них напали. Барьер поставили те, кто победил.

— И ты, кстати, один из этих победителей.

Последняя фраза принадлежала уже не девочке, а голосу по другую сторону костра. Мало кто умел подходить к Мими-Кингу незамеченным так близко. Мик вгляделся в черноту: напротив устроилось существо с длинноствольной винтовкой в руке. Дуло указывало прямо на Нью. Тело гостя, включая голову, было металлическим. Лишь чёрная правая рука, поглаживающая приклад оружия, оставалась человеческой.

— Как ты сумел подойти так близко? — спросил Мими-Кинг.

— Брось, Микки, мы же твои братья. Я давно знал, на какой тип шорохов ты реагируешь хуже всего. А найти вас было не сложно — ты десятилетиями ходишь по одним и тем же маршрутам. От остановки к остановке.

Афро-киборг довольно рассмеялся.

— Ты Майлз? — на всякий случай уточнил мимик.

— Нет, Майлз умер много столетий лет назад. Я — Правая Рука Майлза.

Железное лицо с трудом выдало ещё одну ухмылку.

— Что? Опять амнезия? — покачал головой гость. — Да сколько можно забывать уже?

Киборг зашевелился, доставая что-то из-за пояса.

— Ты плохой! — со злостью воскликнула Нью. — Мы убьём тебя, если попробуешь нас убить.

— Тише, тише, — металлическое создание приставило палец к бутафорным не шевелящимся губам на лице. — Дай поем сперва.

Афро-киборг достал из-за пояса какой-то прибор с иглой на конце и засунул остатки мяса в специальный контейнер. Раздался звук перерабатываемого материала, после чего существо вонзило иглу в свою живую руку. Кажется, процесс насыщения биологической части тела доставлял афро-киборгу удовольствие. Закончив,  П-Р-Майлз, довольно откинулся назад.

— Чёрт, она та самая что ли? — Наконец, спросил он. — И ты до сих пор её не убил? Ты же наш пятый брат. Мы же с тобой единственные, кто видел запись. Мы оба слышали слова той голограммы. Да её надо было убить ещё…

П-Р-Майлз навёл было на девочку винтовку, но вместо того, чтобы выстрелить, почему-то замер. Металлические мышцы лица очень даже натурально скривило.

— Твою ж мать!… Что происходит?!

Незваный гость попытался пошевелиться, но тело не слушалось. Мик взглянул на дрожащую от страха Нью и понял, что девочка что-то делает с киборгом. Выкачивает из него энергию.

— Эй, Микки! Помоги мне!

Мими-Кинг подошёл к Майлзу.

— Ну, не тупи! Помоги скорей!

Мик продолжал стоять над киборгом.

— Ее же грохнуть надо — вспоминай! Вспомни запись!

— Какую запись?

— Запись в моей голове!

Майлз продолжал извиваться, пока Нью пряталась за спиной мимика. Девочка и сама не понимала, что делала. Надо было быстро принимать решение.

— Ну, помоги! Не будь такой сво!…

Выхватив мачете, Мик аккуратно отсек металлическую голову.

— …ло-о-чь-ю-у, — на низкой ноте договорила отрезанная голова, катясь по бетону. Смотря на очередного убитого Майлза, Мик размышлял: почему он сделал именно такой выбор?

Почему опять защитил ее?

272 года от окончания срока годности батончика спустя…

Мистер Ластфул смотрел на петухов.

Уродливые создания бродили по улице небольшими группками. Жители поселения радостно набрасывались на дичь, хватали и убегали в дома.

Ластфул жил так долго, что уже и не помнил, как получил свое прозвище. Благодаря многочисленным протезам, смерть обходила его стороной. Будучи умнее многих, Ластфул не испытывал радости от бродящих по поселку тушек. Сколько их здесь? Видать, кто-то напал на одну из ближайших ферм. Значит, хозяин полей Джуниор Гриди умер, и теперь кто-то воюет за территорию его семьи. Неужели Айлону придется пережить еще одну продовольственную войну?

В поднявшейся петушиной пыли Ластфул разглядел две фигуры.

Какие-то чужаки зашли в поселение.

— Кто тут главный? — воскликнула незнакомая девчонка.

— Я, юная леди.

Мистер Ластфул сказал это совсем тихо. Но идущий рядом с девчонкой мужчина расслышал и пошёл пряму к нему. Глава поселения узнал чужака. Мими-Кинг. Старик был одним из немногих, кто ещё помнил Большую Войну — а не только мелкие продовольственные стычки. Это существо развязало Войну и превратило Айлон в руины. Ластфул всей душой ненавидел чужака из мира-по-ту-сторону-континента. Но и боялся.

— Мы ищем техника! — бодро выпалила девочка.

— Для каких целей вам нужен подобный специалист, юная леди?

Мужчина показал отсеченную голову:

— Извлечь данные.

Ластфул взглянул на голову. Она принадлежала какому-то необычному роботу — существу с живым разумом и механическими органами. Даже в сломанном состоянии старику очень редко доводилось видеть подобное.

— У меня есть достаточный опыт для извлечения. Но потребуется много кавэчей. И не только в качестве платы за услуги.

Ластфул жил в бывшем исследовательском центре компьютерной инженерии. Когда-то очень давно он здесь даже работал. Хотя после энерговирусов всё прикрыли. Остались лишь воспоминания, которые медленно вымывались из разума пролетающими годами.

— Компьютеров у меня полно. Но в переносной станции совсем не осталось заряда, — мистер Ластфул указал на врезанный в угол помещения ящик. — Генератор давно пустой.

Девочка коснулась коробки протезом. В помещении мигнул свет. На всех мониторах зажглась зелёная рожица-логотип.

— Столько энергии хватит?

Ластфул ошарашенно кивнул и принялся искать в металлической голове разъём для подключения.

— Вы знаете, у этой штуковины четверть мозга живая, а оставшиеся три четверти — искусственные! Удивительно. Даже не думал, что такое возможно.

Мик изучал старика, подключающего голову к системе: в прошлом очень толстый, с седыми волосами по всему телу и с обилием протезов — глаз, рука, нога. Некоторые протезы были похожи на настоящие конечности. Другие — просто куски двигающегося металла. Глава поселения казался словно собран из множества деталей.

— Уникальное создание, — продолжал восхищаться Ластфул. — Обычно у киборгов полностью живые мозги. Но здесь почти все искусственное, а то, что настоящее… никогда не видел таких извилин. У вас есть остальные части биологического мозга?

— Майлзы и раньше умирали, но мы как-то не додумывались собирать их головы, — развела руками девочка. — Поэтому захватили только эту.

— Все равно потрясающе.

Мику не нравилось выражение лица главы посёлка. Когда старик восхищался техникой, на его мимических мышцах появлялась похоть. И от этого начинала болеть голова.

— Что ж, давайте посмотрим… Какие параметры поиска задавать?

— Разговор с голограммой.

Мистер Ластфул забарабанил по клавиатуре.

— Мы увидим последнее совпадение глазами носителя.

Компьютер показал комнатку со множеством приборных панелей. Когда Правая Рука Майлза повернул голову, Мик вздрогнул, увидев себя. Почти как в зеркале. На Мике-из-прошлого была другая одежда и только одно мачете за спиной. Отсутствующий взгляд смотрел прямо на сидящих перед монитором зрителей. Мими-Кинг почувствовал, как его руки дрожат. Нельзя смотреть на себя. Нельзя.

— Ну, чего стоишь, дружище, — донесся из колонок голос афро-киборга. — Заводи шарманку! Сигнал шёл отсюда.

Мик-из-прошлого сел за компьютер и ввел комбинацию на клавиатуре. Приборы пискнули. Прожектор высветил фигуру, и П-Р-Майлз перевел взгляд на голограмму. Мик-из-настоящего облегченно вздохнул.

— Приветствую вас, — сказала голограмма. — Могу я зачитать сообщение?

— Нет уж! — рассмеялся киборг. — Сперва расскажи, кто ты, к черту, такой?

Чернокожий старик в белых одеждах повернулся к задающему вопрос, словно был способен увидеть его. Лицо голограммы оказалось точь-в-точь как у человека с плакатов «Голосуйте за Иисуса».

— Я Президент Планеты. Можете называть меня Иисус.

Некоторое время из колонок раздавался смех афро-киборга.

— Черт! Сам Иисус!… — изображение, наконец, перестало дрожать. — Приятно слышать, что за пределами континента ещё осталась жизнь! Может, хоть ты, Иисус, объяснишь нам, что происходит.

— Могу я зачитать сообщение? — проигнорировала сарказм голограмма.

— Нет, твою мать! — рявкнул Майлз на настойчивого президента. — Мы из кожи вон лезли, чтобы пробить защиту барьера и получить от вас хоть какую-то информацию! Поэтому постарайся объяснить нам, что здесь происходит!

— С чего мне следует начать? — Вежливо поинтересовалось изображение.

— Да с самого начала войны!

— С самого начала была война. За которой последовал гражданский мятеж, уничтоживший большую часть населения Айлона…

— Знаем-знаем! — Перебил киборг. — Сами воевали. Но с чего все началось?

— Началом войны послужил конфликт между континентами-корпорациями. На здание с искусственным интеллектом корпорации Айлона неизвестными лицами была сброшена бомба. Территорию взрыва объявили зараженной из-за возникающих на данной территории физических аномалий, а местное население прозвало участок «Искусственным Богом». Формальной причиной вторжения и стала борьба с данными аномалиями.

— Слышь, это он про Серую Пустошь, — весело ткнул афро-киборг Мика-из-прошлого. — Так что, Искусственный Бог правда создал всех мутантов?

— Пожалуйста, переформулируйте во…

— Хватит! Ничего ты не знаешь! — разозлился П-Р-Майлз. — Давай лучше по поводу девчонки. Зачем мимики похитили того ребёнка?

— Они не похищали, а спасали девочку.

— Почему тогда не выпускают?

— Причиной домашнего ареста девочки стал вживленный в неё протез. В связи с произведённой на континенте операцией по замене конечности дальнейшая судьба юной особы оставалась под вопросом. Целью полученной вами голограммы и является дать окончательный вердикт касательно неопределённого статуса ребёнка на территории Айлона. Могу я зачитать сообщение?

— Да валяй уже, — раздраженно махнул рукой киборг.

Голограмма мигнула, показывая, что теперь говорит живой человек.

— Мне тяжело произносить эти слова, — Иисус сделал паузу, вздохнув. — Тем более, что, находясь в информационной изоляции с колонией Айлона, я практически не представляю, кто и когда увидит эту запись. Надеюсь, вы мудрые и сильные люди, способные принимать трудные решения. Мы получили информацию по поводу моей дочери… Это страшно. Загадочно и страшно. Данная особь женского пола пусть и биологически почти идентична, но полностью искусственного происхождения. А о технологии извлечения энергии с помощью её протеза нет никаких данных. Я не могу простить себе того, что когда-то отдал свою новорождённую малышку в лапы этого чудовища и позволил подобному случиться… Но то, что я сейчас скажу, будет ещё более страшным поступком…

Запись дрогнула. Экран погас.

Некоторое время Ластфул, Нью и Мик молчали.

— Где остальная запись? — спросил мимик.

— Я… я не знаю! — засуетился Ластфул. — Данные повреждены.

Мими-Кингу не нравилось, что запись оборвалась. Именно в тот момент, когда он почти нашёл ответы на самые важные пункты Плана. Значит, когда-то давно он тоже искал информацию. Пытался вместе с Безумными Майлзами понять, что происходит. И тот Мик-из-прошлого узнал ответ. Он понимал, для чего создан, и что нужно делать. Но Мик-из-настоящего никак не мог вспомнить, что именно.

Почему-то опять разболелась голова.

— Пойдем, — неожиданно для себя Мик первый протянул девочке руку. — Здесь мы больше ничего не узнаем.

— Погодите!

Ластфул возбужденно семенил за удаляющейся парочкой.

Мик ускорил шаг. Подальше от людей. От головной боли.

— Куда же вы! На видео ведь сказали…

Мими-Кинг ускорил шаг.

— Но ведь это значит…

Старик не выдержал:

— Это ведь дочь президента!

Когда эхо его голоса стихло, жители посёлка с интересом уставились на незваных гостей — точнее на маленькую девочку, идущую рядом с самым старым на свете мимиком. Все замерли. Лишь последние непойманные петухи нарушали теперь тишину поселения. Каждый знал, кто изображён на расклеенных по всему Айлону плакатах, и кто из его родни продолжает жить на забытом континенте.

Нью повернулась к мистеру Ластфулу и протянула на прощание руку. Некоторое время старик стоял в замешательстве. Потом нерешительно пожал.

— Ну и сволочь же вы, — с досадой сказала девочка.

От руки Нью пробежала красная молния. Глава поселка вздрогнул. Рукопожатие на разжималось. Ластфул трясся в судорогах. Нью поневоле тряслась следом. Сперва у старика с шипением лопнул искусственный глаз. Потом взорвался какой-то из имплантатов в туловище. Лицо оплавилось, доказывая, что искусственно затемненная кожа сделана из синтетического материала.

Когда старик перестал корчиться, труп едва походил на человека.

Сотню шокированных взглядов спустя…

Мими-Кинг пытался увести девочку подальше посёлка, пока Нью отдирала дрожащими пальчиками присохшие к протезу куски пластмассы. На Мика впервые смотрело так много народу. Зеваки гнались даже за воротами поселения. Слишком много общения досталось ему в последнее время. Голова болела. Каждый раз — стоило лишь завести разговор с очередным человеческим лицом. Только с Нью было хорошо. Только с Нью не больно.

Спустя десяток кварталов поселенцы, наконец, отстали.

— Фу-ух, — тяжело выдохнула девочка.

Зрачки Нью вновь расширились.

Девочка улыбалась, словно ничего не произошло.

— Это было случайно! Прости…

Мику нравилась улыбка Нью. И голова не раскалывается.

Дальше шли молча. Нью не спрашивала, куда они идут. А Мик и сам не знал. Последние два года он передвигался только так — и ведь нашёл девочку. Нужно просто двигаться к следующей остановке. Искать зелёные рожицы. Так правильно. Но когда впереди показалась очередная остановка, на одном из свободных сидений уже кто-то расположился. Кто-то высокий. Металлический.

— Да как вы нас находите! — воскликнула Нью.

Перед путниками, скрестив ноги, сидел очередной афро-киборг. Такой же, как и недавно убитый на стоянке. Правда, одна из ног (правая) оказалась органической.

— Вот уж кого не ожидал увидеть, так это тебя, Микки. Да ещё и с малявкой.

Киборг был безоружен и желания нападать не выказывал. Путники подошли ближе.

— А я знаю! Знаю, как тебя зовут! — радостно завопила Нью.

— И как же, маленькая ты засранка?

— Правая Нога Майлза!

Афро-киборг саркастически захлопал в металлические ладоши. Вместо хлопков раздался тяжёлый лязг.

— В течение суток здесь умерло два самых старых существа на континенте. Неужели ты думал, Микки, что никто из оставшихся братьев не придёт проверить район? А тут ты. Возишься с этой девчонкой, хотя с самого начала должен был её прикончить.

Мими-Кинг выхватил мачете и ударил афро-киборга. Лезвие вошло в выставленную руку. Раздался треск ломающихся механизмов. Что делать дальше, Мик не знал. Ведь П-Н-Майлз продолжал сидеть, скрестив ноги. Киборг был явно слабее. И явно не хотел сопротивляться. А убивать не желающего нападать противника не имело смысла.

— Совсем, что ли, охренел? — спокойно спросил киборг. — Ты зачем мне руку ломаешь?

— Затем… Твои братья хотели убить девочку, — Мику и самому не нравилось, что он так быстро пошёл в бой на безоружного киборга. Зачем? Чудной поступок.

— Конечно, хотели.

— Почему?

— Потому что так мы все вместе решили! — разозлился П-Н-Майлз. — Потому что Правая Рука видел запись и рассказал остальным. Да вытащи из меня уже эту хреновину.

— А ты видел запись?

Мимик приготовился отсечь голову.

— Нет. Вы с Головой Майлза никогда не доверяли остальным. Левая Нога даже ушёл из-за этого, сам хотел во всём разобраться.

Майлз сам вытащил лезвие.

— Тогда почему? Она просто. Ребёнок.

— Ребёнок?! — афро-киборга такой ответ привёл в настоящее бешенство. Металлическое лицо свело в похожую на судороги гримасу. — Да ты опять несёшь чушь, брат! Так всегда происходит! Твои мозги просто мимикрируют под стабильного собеседника. Черт! Да вы с этой девчонкой не больше люди, чем я! Микки, ты устройство с другого континента. Из тебя годами выкачивали сперму, чтобы вырастить поколение таких вот как она! Чистые лица, без знаков! А когда ты стал им не нужен, они бросили тебя воевать в Айлоне!

Мими-Кинг озадаченно молчал, пока афро-киборг свирепо переводил взгляд то на одного, то на другого посетителя остановки. Опять много слов. Непонятно. Для продолжения разговора потребовалось предельно сосредоточиться:

— Воевать… с кем я воевал?

— С ИИ, разумеется! Ну, не тупи, Микки!

Майлз смотрел так, словно говорил прописные истины.

— А что означает «ИИ»? — вдруг нарушила молчание Нью.

На самом деле, Мими-Кинга тоже интересовал этот вопрос.

— Искусственный Интеллект, — устало ответил киборг. — Суперкомпьютер такой, в башне посреди континента. Голова Безумного Майлза называл его «Кэтпол».

— Так это же моя мама!

Около 30 секунд озадаченной тишины спустя…

На остановке стояли киборг, девочка и мимик.

И все трое были крайне озадачены друг другом.

П-Н-Майлз был озадачен тем, что его старый друг Микки возится с девочкой, которую должен убить. Микки был озадачен тем, что он пытался убить того, кто сказал ему убить девочку. Но больше всех казалась озадаченной сама девочка. Ведь она узнала, что её мама является искусственным интеллектом, против которого началась мировая война.

— Ты не говорила. Что твоя мать. Суперкомпьютер, — заметил Мик.

— Я… не задумывалась об этом.

П-Н-Майлз начал ходить в разные стороны.

— Не понимаю, — развел руками киборг. — Почему Голова не говорил никому, как узнал о девчонке? Я уверен, что Кэтпол воспитала эту малявку для того, чтобы окончательно уничтожить человечество. Но какой в этом смысл?

— Неправда! Мама не стала бы уничтожать человечество!

— Ты ещё мелкая. Что ты вообще понимаешь, дурёха.

— Это ты дурак! Тупая Нога Майлза! И братья тебя не любят, поэтому не ничего объяснили!

— Может, и не объяснили… — Мими-Кинг отметил, что афро-киборг обиделся. — Ведь у меня нет такой мощной пушки как у Головы или навыков охотника Правого. Но я тоже часть семьи!

Майлз замолчал.

— Тогда зачем. Убивать Нью? — развеял озадаченную мимик.

— Если честно, я верил тебе на слово, Микки. В те дни, когда мы все были братьями.

Афро-киборг не знал, что ещё добавить.

Мик же молча протянул девочке руку.

Пора было двигаться дальше.

П-Н-Майлз беспомощно смотрел им вслед.

— Погодите! — наконец, закричал он. — Можно… я пойду с вами? В конце концов, мне ведь тоже нужна правда. И я знаю, где её искать.

Одним новым союзником спустя…

— Чтобы найти ответы, нужно досмотреть запись.

Странная троица стояла перед ведущими в подземку ступеньками. По словам Правой Ноги, это был самый короткий путь к их цели. Киборг повернулся к спутникам, ожидая вопроса, но те молчали.

— Короче… Все голограммы были разосланы по командным постам мимиков. Если восстановить на главной базе питание, то сможем ещё раз прослушать сообщение. Но есть проблема — из логова мимиков никто не возвращается.

— Кроме меня! — гордо улыбнулась девочка.

— Тебя выкрал лучший вор-мутант на континенте. Это не считается.

Афро-киборг двинул вниз по ступенькам. Нью, насупившись, пошла следом. Мими-кинг замыкал. Вдоль ступенек располагались фонари. Мик и Майлз не нуждались в освещении, но девочке приходилось дотрагиваться до каждого очередного фонаря протезом. Постепенно заброшенный туннель осветился десятками ламп.

— Зачем лезть в так глубоко под землю? — проворчала Нью.

— Базы мимиков находятся на береговых линиях. Ближе к энергобарьеру. Но добраться до края континента займет несколько недель. Проще на метро.

Девочка повернулась к Мику и заговорщицки прикрыла рот ладошкой:

— А можно он не будет с нами идти? Я ему не верю.

— Я все слышал! Вам не пройти к мимикам без меня!

— А вот и пройти!

— А вот и нет, дурёха. У мимиков живёт Левая Нога Майлза. И Левый ненавидит Мика, без меня он вам не поможет.

Афро-киборг вывел отряд к железнодорожным путям.

Троица остановилась у пустого поезда.

— Ну что, дурёха, заведешь?

Нью посмотрела на Мика. Тот утвердительно кивнул. Девочка коснулась поезда протезом. Потребовалось некоторое время, прежде чем вагоны осветились.

— Вот и славно!

Мик вошёл в вагон. На дисплее раздвижных дверей его встретила очередная зелёная рожица. Приятно. Большинство сидений были целыми и совсем не такими, как на остановках — шире и мягче. Сводящиеся к потолку стены оказались сплошь обклеены рекламой: многочисленные копии плакатов «Голосуйте за Иисуса!»; листовки с ярмарки домашних роботов; подписка на «модное кибер-порно»; сезонная распродажа протезов — «замените вашим детям глаза, пока их можно выгодно продать»; «школа субкультур. Стань настоящим хозяином своих ценностей»; «готовьтесь к войне правильно: десять способов избежать конфликта при столкновении с мимиком»; «посуточная работа для мигрантов»; «профессиональный выгул виртуальных собак»; «требуются клинеры: свидетельство о высшем образовании обязательно»; «брендовые текстуры для жилья»; «лучше средства защиты от энерговирусов»; «почему глайдер дешевле автомобиля — альтернативные способы передвижения в энергокризис»; «к чему ведут энергетические дотации от Объединенных Континентов?»; «стоит ли опасаться вторжения со стороны…».

У Мими-Кинга закружилась голова.

Слишком много картинок для чтения.

Кажется, он упал на колени.

— Мик? Всё хорошо? Микки?! — испуганно кричала Нью.

Последнее, что запомнил Мик — стоящий прямо за спиной девочки киборг.

Не-пойми-сколько времени спустя…

Мими-Кинг очнулся на одном из пассажирских мест. Настенной рекламы больше не было — кто-то содрал все листовки. Рядом прикорнула на плече Нью.

— Я же сказал, что не трону её.

Афро-киборг, как и в прошлый раз, скрестил живую ногу с искусственной, покачиваясь в такт поезду. На металлическом лице читалось спокойствие и разочарование.

— Мне так жаль, брат. Я ведь знаю, что с тобой происходит.

Мими-кинг молчал.

— Каждый раз, когда ты начинаешь общаться с живым человеком, он вскруживает тебе голову. Сначала ты привязываешься к нему. Потом подражаешь, слепо служишь. Пока, наконец, не испытываешь эмоциональный коллапс и в очередной раз не теряешь память. Так происходит каждый раз. И с этой девчонкой будет также. Ты бы не потерял сознание, будь эмоционально стабилен. Девочка делает тебя слабее. Ты не сможешь долго быть с Нью. И тем более — не сможешь убить её, если всё-таки потребуется.

Мими-кинг молчал.

Пару поглаживаний по спящей голове спустя…

Из идущей троицы только Мик чувствовал запах приближающегося океана. Но он думал не об этом, а о трудностях предстоящего вторжения на территорию существ в черных масках.

— Обычным людям на базу мимиков не проникнуть, — объяснял Майлз. — Но можно потребовать впустить нас и без потасовки. Ты когда-то был их предводителем, Микки, и можешь вернуть прежний авторитет, доказав свою силу. Главное, не попасться мимикам раньше времени…

Афро-киборг не успел договорить.

С ближайших домов спрыгнули существа в масках. Майлз схватился за пистолет, Нью испуганно прижалась к Мику. Но у Мими-Кинга сами вырвались нужные слова:

— Вот ваш пленник. Теперь он мой. Я вызываю на бой текущего лидера.

Один из мимиков посмотрел на Мими-Кинга, потом на ребёнка. Существа в масках расступились, давая троице пройти.

— Что это значит? — шепотом спросила Нью.

Мик не знал, как ответить. Он просто сказал, что сказал.

Пришлось пояснять афро-киборгу:

— У мимиков свои правила и система невербальной коммуникации. Говорить имеет право только сильнейший. Если кто-то из мимиков использует речь, значит, он хочет отдавать приказы.

— А Мик убьёт того, кто отдает приказы сейчас?

Майлз не ответил.

Улица закончилась огромной бетонной погран-стеной. У границы континента стояло ещё несколько десятков мимиков. И к ним присоединялись новые. Существа в масках спрыгивали с домов. Выбегали из всех дверей. Выползали из переулков и люков. Когда зрители перестали приходить, бетонная стена тяжело раздвинулась. Из проема появился один-единственный мимик, ничем не отличающийся от собратьев кроме решительной походки.

Несколько секунд главарь и Мик обменивались взглядами.

А потом существо сорвало с себя пришитую к коже маску. Трое незваных гостей увидели лишённые век глаза, срезанные щеки, наполовину удалённый нос. И почти ни одной мимической мышцы.

Нью вскрикнула. Майлз зажал ей рот.

— Так положено. Противники открывают друг другу лица.

Мик бросил оружие на землю и принялся снимать защитный жилет.

Стоящий напротив мимик делал то же самое.

— Он точно справится?…

Вышедшее из-за стенки существо оказалось словно собрано из мышц. Тело же Мими-Кинга выглядело жирным и обвисшим как кисель.

— Не бойся. Это просто способ сохранения энергии.

И действительно. Пока Мик складывал одежду, растяжки исчезли. Жировые массы заменились на мышечные ткани.

— Начинается.

Мик сделал первый шаг. Противник повторил движение. Из недр памяти начали появляться необходимые данные. О способах ведения ближнего боя с мимиками. О скорости передвижения собратьев. Об их возможностях анализа и планирования ситуации. Мик осознал, что сила мышечных волокон обоих соперников приведет к мгновенным травмам. Кто бы ни победил, схватка должна окончиться очень быстро. Первый удар определит весь дальнейший анализ тактики боя.

Существо без лица сделало выпад.

В четыре удара Мик переломил сопернику ногу. Бой закончился. Ещё не вернувшееся в нормальный режим сознание различило радостный возглас Нью за спиной.

Но толпа не расходилась.

— И последнее, — услышал Мик голос афро-киборга.

Бывший лидер вправил сломанную кость ноги и встал на колени. Лишённое кожи лицо послушно взглянуло на нового хозяина неспособными моргать глазами.

А потом свернуло себе шею.

Одно мими-кири спустя…

Едва ли никому не нужный король никому не нужной армии мог знать, что провёл на главной базе мимиков большую часть своей жизни. Он просто ждал, пока бетонные ворота разойдутся, чтобы пройти внутрь. Рядом со старым королём шагала его свита: отряд мимиков, освобождённая из плена принцесса и старый брат-рыцарь. Хозяин вновь вернулся в свой дом, хотя и не понимал этого. Впрочем, когда память ещё не играла с Мими-Кингом злых шуток, он тоже не особо любил своё законное место. Слишком многое здесь напоминало о землях, в которых король когда-то вырос.

В конце бетонного коридора оказался лифт. Один сопровождающих мимиков вызвал подъёмник.

— Знаете, ни один человек не видел внутренностей этого комплекса, — заметил П-Н-Майлз. — Из тех, что потом возвращались, — добавил он, косясь на Нью.

Никто не ответил афро-киборгу.

Стены у лифта были прозрачные. Мимо заскользили этажи с заброшенными казармами, техническими помещениями, залами подготовки, лабораториями.

Лифт спускался всё ниже.

В какой-то момент шахта закончилась. Платформа продолжила движение вдоль отвесной стены. Пассажирам открылся вид на почти километровой длины зал. Все края помещения были уставлены рядами колб, сплетённых между собой проводами и растениями. В похожих на розовое желе сосудах плавали человеческие тела. Ко многим колбам с телами тянулись исполинские ветви. Вместе скопление гигантских ветвей соединялось в заполнившую пещеру корневую систему. Отдельные ветви дерева-корня переставляли колбы с места на место.

— Биомеханика, — тихо сказал афро-киборг.

Лифт замер. Прозрачные стенки раздвинулись.

Король, принцесса и рыцарь зашагали к центру пещеры по лишённому перил мосту. Вдоль их пути зажигались тусклые лампочки, так что стало окончательно понятно, что мост проходит дерево насквозь, и это ещё далеко не дно пещеры. В месте, где мост прорезал корневую систему, исполинское растение сочеталось со множеством труб и приборных панелей.

У которых орудовало паукообразное существо.

— Твою ж мать… — изумленно прошептал афро-киборг.

— И тебе привет, Правый.

Существо посреди моста поразило даже Мика: прозрачная голова-колба с просвечивающим мозгом; металлическое лицо как у братьев Майлзов; человеческий таз без половых органов; множество рук и ног, торчащих из туловища. Часть конечностей были живыми, часть — механическими, часть походили на растения. Некоторые казались совсем отсохшими. Мышцы и древесные волокна переплетались. Когда существо сделало несколько шагов, стало ясно, что оно с трудом двигается.

— Что ты с собой сделал, брат?! — в ужасе воскликнул афро-киборг.

— Всего лишь стал человечнее, — металлическое лицо последнего из братьев Майлзов скривилось в усмешке. Глаза-линзы злобно покосились на Мими-Кинга. — А вот вы чего здесь забыли?

— Мы хотим дослушать, — ответил Мик.

— Кого? Голограмму? Ну, конечно. К сожалению, энергии недостаточно, чтобы запустить командный центр. И в любом случае… запись убьет вас.

— Ты знаешь, что сказала голограмма?

— Конечно.

Похожее на огромного неуклюжего паука существо зашипело:

— Глупый Микки! Ты хоть понимаешь, что сейчас находится вокруг тебя? — пауко-киборг развёл в стороны сразу несколькими конечностями. — Это биомеханический центр по производству мимиков. Технология древесного робота…

Существо, не поворачиваясь, нажало конечностями на кнопки, и одна из ветвей корня зашевелилась. К стоящим на мосту посетителям подлетела колба.

— Смотри, Микки.

Мик невольно вздрогнул, увидев собственное лицо по ту сторону стекла. Как в зеркале. Паукообразное создание расхохоталось.

— Тысячи бесполезных солдат для несуществующей битвы.

Л-Н-Майлз снова нажал на кнопки. Колба отъехала в темноту.

— Как ты думаешь, Микки, — издевательски продолжило существо. — Зачем Президенту Иисусу и другим врагам Айлона нужна была эта армия? Кому понадобилась война?

Война. Это слово Мик знал лучше других.

— Просто помоги нам! — встрял афро-киборг. — Мы ведь всегда с тобой дружили лучше, чем с остальными братьями. Помоги понять!

— Да. Ты всегда умел дружить. Поэтому я помогу… понять. Мы ведь, как и он, брат, — паук ткнул одной из конечностей в Мика. — Даже не знаем, зачем созданы. Наш конструктор, Майлз Дайсон, умер так давно, что мы забыли правду. Хочешь узнать правду, брат?

Братья киборги смотрели друг на друга.

— Наш отец Майлз был смертельно болен.  Он создал протез, чтобы излечиться от болезни, но по каким-то причинам этот протез делал его безумным. Тогда папочка стал отрезать от себя часть за частью. Отсекал поврежденный участок мозга и биоматериал с памятью о здоровом организме. Ко всем этим частям он приделывал механизмы, пока в итоге не получились четверо братьев.

Пауко-киборг положил несколько конечностей на плечо брата.

— Пойми же, брат, — продолжил он. — Мы были созданы не ради спасения человечества. Наша цель — воскресить Майлза Дайсона! Я восстановил поврежденные части собственного мозга, и теперь медленно возвращаю разум отца. Вот для чего существует четверка Безумных Майлзов. Теперь ты понимаешь?

Существо замолчало, задыхаясь от слез.

— Не понимаю, — пожал плечами Мик. — А где запись?

Оратор затрясся от злости.

— Ты даже не слушал!!

Пауко-руки неуклюже задергались.

— Тупой Микки! Это я столкнул тебя в шахту, когда посмотрел запись! Ты — главный злодей на этом континенте! Ты сделал для человечества больше зла, чем кто-либо на планете! Подавись своей записью!

Пауко-робот нажал на кнопку.

С другой стороны пещеры выдвинулся мост.

— Только не верьте тому, что скажет тот чокнутый старик! — истерически вопил вслед пауко-робот. — Ведь какое бы решение вы ни приняли — оно всё равно окажется проигрышным!

Десятки тысяч мими-колб спустя…

На другой стороне моста оказались двери с механическим засовом. Даже такому сильному существу как Мик пришлось повозиться, чтобы провернуть механизм. Троица вошла внутрь. Идущая позади охрана заперла вход.

— А было не так уж сложно, — заметил афро-киборг.

— Нью, включи питание, — попросил Мик.

Комната выглядела точь-в-точь как в воспоминаниях отрубленной головы. Девочка протянула руку к ближайшему устройству. По панелям разошлась волна мигающих лампочек.

— И что дальше? — спросил П-Н-Майлз.

Мими-Кинг помнил, что он-из-прошлого просто ввёл необходимые параметры. Мик сел за стол. Пальцы сами набрали код.

В центр зала ударил луч прожектора.

— Приветствую, — как и в тот раз донесся голос из динамиков. — Могу я зачитать сообщение?

Зачитать сообщение… А надо ли? Надо ли узнавать План? Пауко-уродец сказал, что нет. Но он чудной. По металлическому лицу паука не читалось, говорит ли он правду. Кажется, правда всё-таки плохая. Её нельзя слушать.

— Нет, — наконец, ответил Мик. — Расскажи всё. С самого сначала.

— Откуда следует начать? — вежливо поинтересовался Иисус.

— Кто. Я. Такой.

Голограмма мигнула.

— Вы являетесь…

— Погоди-погоди! — затараторила Нью. — Ты, правда, мой папа? А почему тебя зовут Иисус? А…

— Черт! Не порть момент! — взревел афро-киборг.

Но изображение снова мигнуло, повернувшись на голос.

— Имя и цвет кожи были изменены Президентом Планеты в рамках избирательной пиар-кампании, — ответил Иисус. — Мне продолжать прерванный рассказ?

— Да-да, пожалуйста, — потупилась Нью.

— Вы Мими-Кинг. Вы являетесь промежуточным продуктом разработок стран СНГ на основе генетического материала человека по имени Петр Петушков.

— Подробнее, — потребовал Мик.

— Около 270-ти лет назад группой учёных-революционеров был создан новый вид человека с целью спасения людской культуры от вымирания. К сожалению, воспроизвести подопытного Петушкова оказалось невозможного, а его потомство имело ряд генетических дефектов — завышенный уровень физической адаптивности и психической мимикрии лишал их способности мыслить самостоятельно.

Звучало знакомо.

— Почему дефект не исправили? — спросил Мик.

— Исправления были внесены для следующих версий эксперимента. Путём скрещивания субъекта с традиционной разумной особью был создан следующий вид жизни, который уступал физическими данными прототипу, но обладал устойчивой психикой и свободой воли.

— Улучшенное человечество, — хмыкнул афро-киборг.

Иисус мигнул.

— Мне продолжать прерванный…

— Подробнее. — перебил Мик.

— Новых людей постепенно вводили в общество до достижения стабильного числа особей, после чего с целью утверждения популяции новой расы искусственно эскалировали военные действия между Айлоном и Евразией. Данный эксперимент, как и военная компания, входил в общий план зачистки старого демографического фонда планеты.

— Да хватит уже! — рявкнул Майлз. — Из-за чего началась война?

— Фактическими причинами вторжения являлись неизвестный энергетический вирус, исходящий со стороны Айлона. После перехода на биологический путь развития Евразия  решила устранить угрозу энерговируса. К сожалению, техническое превосходство корпорации-континента привело к превышению запланированных потерь в войне и закрытости территории от остального населения Зем….

— Подробнее про вирус, — перебил Мик.

— Проблема вируса предположительно связана с искусственным интеллектом учёного-миллиардера Майлза Дайсона. Созданный им ИИ пытались уничтожить бомбой в качестве превентивных военных мер, но из-за взрыва образовалась так называемая аномальная «зона Искусственного Бога» — или Серая Пустошь. Аномальной зоной воспользовались как поводом для начала войны, что побудило Дайсона сделать из остатков поврежденного искусственного интеллекта оборонную систему для континента. Евразия, в свою очередь, создала мимиков, на основе первого поколения потомков Петра Петушкова. То есть на основе вас.

— И чем все закончилось?

— Война прекратилась после того, как искусственный интеллект Майлза Дайсона нанес удар по собственным силам. ИИ зачистил большую часть своего же континента и воздвиг барьер вокруг Айлона.

— Жестянка ударила сама по себе? — Воскликнул П-Н-Майлз. — Почему?

— Точные причины неизвестны.

— Зачем?! — не выдержала Нью. — Зачем маме было убивать себя и других?!

— Очевидным ответом является политическое давление, — спокойно произнесла голограмма. — ИИ не мог навредить Евразии, но последствия сверхмощной атаки вроде ядерного взрыва способны были нанести серьёзный вред всей планете. Власти пошли на переговоры. В итоге искусственный интеллект выдвинул требование, которое не имело обоснованной логической связи: Президент Планеты должен отдать своего первенца.

— Получается, жестянка забрала дочь Президента Планеты как выкуп? — афро-киборг издал металлическое присвистывание. — Кто-нибудь объяснит мне весь этот бред?

— Точных объяснений не существует. Одной из мотиваций данного поступка может служить детское мышление оборонного интеллекта, — пояснила голограмма. — Поскольку урезанный после взрыва разум в теории имел мышление ребёнка, то мог руководствоваться парадигмой сказочного сценария похищения принцессы. Данная версия произошедшего получила название «Принцесса и Король».

— Чем закончилась история с принцессой?

— Президент отдал девочку. Спустя 10 лет разведка выяснила, что ребёнок всё ещё жив и содержится искусственным интеллектом. Президент Планеты приказал освободить дочь, задействовав оставшегося на территории Айлона короля мимиков, но девочка так и не была вывезена за пределы гетто.

Голограмма сделала паузу, закончив свой рассказ.

— Могу я зачитать сообщение?

Голова раскалывалась. Так много информации. Но почему же Мик не может понять, на чьей находится стороне — Евразии или Айлона? И в чем заключается План?

— Могу я зачитать сообщение?

— Да. — выдавил Мик.

— Мне тяжело произносить эти слова, — старик очеловечился и, как и в прошлый раз, выдержал паузу. — Тем более, что, находясь в информационной изоляции с Айлоном, я практически не представляю, кто и когда увидит эту запись. Надеюсь, вы мудрые и сильные люди, способные принимать трудные решения. Мы получили информацию по поводу моей дочери… Это страшно. Загадочно и страшно. Данная особь женского пола пусть и биологически почти идентична, но полностью искусственного происхождения. А о такой технологии извлечения энергии с помощью ее протеза нет никаких данных. Я не могу простить себе того, что когда-то отдал свою новорождённую малышку в лапы этого чудовища и позволил подобному случиться… Но то, что я сейчас скажу, будет ещё более страшным поступком…

Казалось, пауза, которую сделал старик, растягивается на минуты.

— Проведя дополнительный анализ, мы пришли к выводу, что закреплённый на моей дочери протез способен не только генерировать, но и поглощать энергию в неограниченных масштабах. Это… очень опасная и неизвестная нам технология. Возможно, данное устройство и является тем энерговирусом, из-за которого развязалась самая жестокая война в истории планеты. Поэтому, будучи отцом, мне особенно тяжко говорить подобное… Находясь на смертном одре, я принимаю это последнее в своей жизни решение, надеясь на понимание соплеменников, — старик выдержал ещё одну паузу. — Убейте девочку.

Одним «убейте девочку» спустя…

Все собравшиеся в подземном бункере смотрели на дрожащую от страха Нью. По одну сторону от девочки находился оголивший мачете Мими-Кинг. По другую — выхватившие оружие охранники-мимики. Сбоку стоял киборг с пистолетом.

— Ты сам всё слышал! — крикнул Майлз.

Металлическое лицо умоляющие взглянуло на друга.

Мик понял, что всех сразу ему не одолеть.

— Старик неправ.

— Но ведь она…

— Просто ребёнок.

Механическая рука с лучеметом дрогнула. Киборг делал мучительный выбор между теряющим рассудок другом и идеалами своих братьев.

— Да чтоб тебя!

Развернувшись, Майлз выстрелил в ближайшего мимика.

Существо в маске успело отразить выстрел, но Мик уже стоял рядом, отсекая ему руку. Второй мимик получил ранение в живот. С запоздалым сожалением Мими-Кинг осознал, что целью противника была вовсе не атака, а приборная панель бункера. С вонзённым в туловище мачете охранник всё-таки успел нажать нужную кнопку.

В бункере завыли сирены.

Голограмма снова ожила.

— Убить девочку! — вопил Иисус. — Убить девочку!

Троица бросилась прочь.

На этот раз пещера с деревом озарялась кровавым светом. Корень зашевелился. Спаянные с металлом ветви искали пробравшегося в комплекс врага.

— Я же предупрежда-а-л!! — разнесся по пещере смех паука.

Из боковых проходов выползали мимики. Троица кинулась к подъёмнику. Ещё немного. Первый из преследователей врезался в прозрачные створки. Двери закрылись. Вой остался по ту сторону створок— беглецы видели лишь мерцающие красные огни. И молотящую по стеклу охрану.

Подъёмник поехал вверх.

Корень задергался сильнее. Задевал колбы, швырял ими в платформу. Прозрачное стекло окрасилось кровавым желе. Один из мимиков уцепился за лифт. Мик смотрел как существо в чёрной маске монотонно барабанит по створкам. Когда пещера закончилась, мимика срезало шахтой лифта.

— Это было даже страшнее того старика с протезами… — заметила Нью.

Внезапно лифт вздрогнул. Что-то снизу не давало продолжать подъем.

— Чертов корень! — Воскликнул киборг. — Он нас держит!

Мими-Кинг попытался унять головную боль. Нужно было проанализировать факты. Обозначить проблему в рамках одного предложения: первый мимик, продукт безумного учёного-миллиардера и воспитанница детского искусственного интеллекта застряли в лифте, спасаясь от солдат Президента Планеты.

Ответ отдался очередной вспышкой головной боли.

— Отключи питание Корня, — повернулся к девочке Мик.

— Но…я не знаю как, — заплакала Нью.

— Как тогда. У костра. С Правой Рукой Майлза.

Девочка приставила протез к приборной панели.

— Вспомни то, что ты больше всего ненавидишь! — воскликнул Майлз.

Из железной руки ударила красная вспышка.

Одним застрявшим лифтом спустя…

Пограничные улицы Айлона растягивались по прямой на десятки километров. По одной из таких улиц бежали две фигуры. Они никуда не сворачивали, с лёгкостью перепрыгивая мешающие им автомобили. За бегунами спешили сотни фигур в чёрном. Со стороны казалось, будто бегунов преследует толпа фанатов. Единственное, что мешало образу — прижимаемая к груди одного из марафонцев девочка.

— В подземку! К поезду! — крикнул киборг.

Створки вагона открылись заранее.

Зелёная рожица на дверях одобрительно мигнула.

— Нью, заряжай! — впервые за два года Мими-Кинг повысил голос.

Девочка бросилась к приборной панели.

— Сильнее! — кричал Мик. — Больше энергии!

Яркая вспышка. Нью упала без сознания.

Поезд рванул вперед.

Мими-Кинг побежал в конец вагона и открыл двери. По шахте за поездом всё ещё бежало около десяти мимиков. Повинуясь неизвестно откуда взявшемуся позыву, Мик достал кольт и впустую потратил пять патронов. Преследователи увернулись.

— И куда нам теперь ехать? — грустно спросил Майлз.

Неизвестно сколько часов спустя…

Последние полчаса поезд ехал слишком быстро. Вагон трясло. П-Н-Майлз ходил из стороны в сторону, покачиваясь в такт вагону.

— Если её не убить, энерговирус попадет за пределы Айлона.

— И что?

— Ну… нам ведь нужен какой-то план.

— Мой План…

Мик встал.

— Эй, у тебя зрачки расширены!

— План…

Мик подошёл вплотную к Майлзу. Глаза словно опухшие, отказывались ловить фокус. А в голове впервые за долгие годы отчётливо возник образ: маленький мальчик, оставленный на остановке родителями, которые обещали вернуться. Мик сидит под козырьком, смотря на проезжающий транспорт, и ждёт. Ему спокойно и хорошо. Он верит, что за ним вернутся. Его заберут. Главное — не уходить с остановки. Оставаться ждать, когда мама и папа снова вернутся.

— Эй, Мик? Микки?!

—  Да. Теперь я знаю План, — ожил мимик. — Стать человечнее. Принимать решения. Это так хорошо. Я так мечтал об этом, Майлз! Вновь стать Человеком. И сидеть на остановке. Это и есть быть человеком!

Ещё никогда в жизни Мими-Кинг не произносил такой длинной речи. Голова раскалывалась от боли и нахлынувших воспоминаний. В глазах двоилось.

— Мы умрём из-за этой девчонки. Всё человечество умрёт.

— Плевать на человечество, если я — человек.

Афро-киборг вздохнул.

— Еще немного… и ты забудешь последние два года.

— Это не важно. Ты мне поможешь?

Правая Нога Майлза грустно улыбнулся.

— А на что ещё нужны друзья?

Одно рукопожатие спустя…

— Мик… я хочу к маме.

Нью устало посмотрела на своего спасителя. Мими-Кинг пытался выработать план действий. Голова раскалывалась. Мысли не собирались в кучу. Не формулировались в предложения.

— Как только остановимся, мимики атакуют, — сказал Майлз.

Мик это понимал.

Поезд давно выехал из туннеля и теперь двигался по построенному между высоток мосту. Рельсы несли вагон над переплетающимися улицами, автострадами, дикими поселениями. К центру, где возвышалась величественная башня. К дому маленькой девочки.

— Я знаю, что делать.

Мими-Кинг сел на колени перед Нью.

— Ты должна будешь разогнать поезд. До предела.

— И каков план? — поднял металлическую бровь киборг.

— Просто защити Нью. А я защищу вас.

Поезд стремительно приближался к повороту.

— Ты готова? Сейчас!

Вагон заскрипел. Перед тем, как поезд накренился, не вписываясь в поворот, Мик выстрелил в одно из стекол.

Осколки ещё не успели коснуться пола, а сознание уже перешло в ускоренный режим. Мик смотрел, как Майлз хватает Нью, чтобы та не упала. Как рука киборга сжимает не выдерживающий железной хватки поручень. Как стены прогибаются от удара, и их всех выкидывает через заранее простреленное окно. Мик летел вниз, прикидывая, насколько болезненным окажется приземление, и сколько ещё потом придется бежать до башни. Где-то впереди, как и было рассчитано, втрамбовался в асфальт киборг с девочкой на руках.

Сколько потребуется времени, прежде чем мимики их засекут?

Ответом послужил ударивший в бетонную стену выстрел. Стреляли не так, чтобы попасть по слишком сложной цели, а чтобы осколки бетона угодили в глаза. Первый противник показался со стороны ближайшей крыши. Потратив на утрамбовывание чёрной маски около секунды, Мими-Кинг продолжил бег. Ещё секунда ушла на выскочившую из-за угла фигуру, в которую он метнул одно из двух мачете.

Наконец, до Мика дошло.

Его хотели не убить — только замедлить.

Десяток мимиков впереди окружили киборга и девочку.

— Прощай, брат! — горько улыбнулось металлическое лицо.

Старый король увидел, как его бывшие подданные бросились в атаку. Как верный рыцарь до боли сжимает запястье Нью. Как киборг швыряет ребёнка в вверх, словно мяч. Как существа в масках поворачивают вслед девочке шеи, не в силах остановиться. Как Майлз ещё успевает сказать какое-то ругательство, прежде чем сдетонировать и разлететься на куски.

Когда взрыв поглотил всех существ, Мик подхватил на руки падающую Нью.

— Он… —  заплакала девочка.

— Бежим.

Мими-Кинг бросился к башне. Король уже почти добежал до широких ступеней, когда путь преградило двое солдат. Чёрные маски замерли в шаге от лестницы.

Некоторое время все четверо стояли на месте.

— Почему они не нападают? — тихо спросила Ню.

— Оттягивают время, пока придут остальные.

Вопреки правилам, Мими-Кинг ударил первый. Солдат слева увернулся и контратаковал. Король вонзил мачете в глотку бывшего подданного, но боец в чёрном успел отсечь Мику кисть. Мачете второго соперника рассекло ключицу. Выхватывая левой рукой лезвие из собственной падающей на землю правой конечности, король нанес удар.

По земле покатилась голова в маске.

Вся правая часть тела оказалась обездвижена. Ни ладони. Ни плеча. Какие-то защитные механизмы не давали обрубку кровоточить, но тело замедлилось. Больше Мими-Кинг не мог сражаться.

Мик протянул оставшуюся руку маленькой девочке.

Сжал дрожащую ладошку и сделал первый шаг.

Потом ещё.

В какой-то момент принцесса и король обернулись, чтобы увидеть толпу: сотни мимиков стояли у подножья лестницы. Они не шли дальше, но всё прибывали и прибывали. Смотрели на величественное здание и поднимающихся по его ступеням беглецов. Тесно прижались друг к другу в попытке пересечь границу, преодолеть которую им почему-то было не дано.

Чувствуя, что теряет силы, король упал на колено.

— Мик! — воскликнула принцесса.

Сил совсем не осталось.

— Микки! Мы должны идти! Ещё немного!

Король устало взглянул на маленькое существо, ставшее для него всем.

— Ещё чуть-чуть… — из больших детских глаз текли слезы.

Мик кивнул.

Величественные ворота открылись

Пропуская принцессу и короля в башню.

Междусловие. Отрезанная рука

За сто лет до того, как король с отрезанной рукой вошёл во врата Высокой Башни, из них выбежала маленькая девочка. Она улыбнулась солнцу и спустилась по ступеням, бросившись в путешествие по закрытому комплексу. Вдоль улицы выстроились уютные дома, в которых никто не жил. Вдоль тротуаров имелись аккуратно ухоженные деревья, которые состояли сплошь из металла. А между деревьями располагались фонтаны, которые пересохли десятки лет назад. Но девочка ничего этого не замечала. Она радостно гуляла в тени железных лепестков, синтезирующих воздух.

Пока однажды не встретила другую девочку.

Та стояла в конце комплекса — прямо у ограждающей стены — и мило улыбалась. Точная копия выбежавшего из башни ребёнка. Та же одежда, те же руки и волосы.

— Кто ты? — удивилась девочка, изучая свою новую подругу. Но девочка-копия продолжала лишь бессмысленно улыбаться, смотря на солнце выжженными глазами.

Девочка тоже взглянула в радостное небо.

И обе они навсегда замерли со счастливыми улыбками на лице.

— Кто ты? — спустя несколько лет спросила очередная версия ребёнка.

— Я твоя мама, — устало ответила Кэтпол.

ИИ не нравилось, что клоны задавали один и тот же вопрос.

— А кто тогда я? — спросила девочка.

— Ты очередная… — Кэтпол быстро поправилась. — Новая! Новая доченька!

— И что мне делать, мама?

— Одевайся. И поищи себе друзей в парке.

Девочка радостно побежала вниз по ступеням в направлении парка из металлических деревьев, пока Кэтпол придавалась грустным мыслям. Сколько ещё потребуется биоматериала для синтезирования устойчивого к протезу разума? Процессор ИИ позволял контролировать весь континент, но никак не мог рассчитать вероятность успеха в задуманном ею предприятии. Чем дольше Кэтпол об этом размышляла, тем меньше была уверена выполнимости плана.

Но спустя два часа «очередная» вдруг вернулась назад.

— Ты вернулась! — удивленно воскликнула Кэтпол.

— Конечно, мам. Что-то не так?

Если бы у Кэтпол было тело, она бы вся так и дрожала от нетерпения.

— Ну, расскажи! Видела что-нибудь интересное в парке?

— Конечно! Мам, я со столькими познакомилась! — радостно выпалила девочка. — По всему парку гуляли сотни девочек! Прямо как я! Они улыбались и смотрели на солнце! Можно мне с ними дружить?

— Разумеется, но сперва… — экран с зелёной рожицей снова улыбнулся. — Давай-ка отрежем тебе руку.

Двумя отрезанными руками спустя…

Стены сомкнулись, ограждая короля и его принцессу от погрязшего в ужасах континента. Мимик величественно шагал вперед, сжимая в единственной руке ладошку-протез девочки. За его плечами стояли миллионы убитых людей и сотни разрушенных городов, ставших впоследствии единым Бесконечным Городом. А перед его уставшими глазами — освещённая прожекторами дорожка, в конце которой их ждало создание по имени Кэтпол.

— Мама! Мамочка!

Нью бросилась вперед, обнимая никогда не виденную Миком прежде машину с изображением зелёной рожицы на мониторе.

— Я вас так ждала, — произнес робот. — Хорошо, что вы смогли добраться.

Этот нежный женский голос, казалось, доносился отовсюду. Усталый король смотрел на механизм, ставший для маленькой девочки матерью. На ноги-гусеницы. На туловище-скелет с тощими манипуляторами. На заменяющий голову экран.

— С вами все хорошо? — улыбнулась зелёная рожица.

Мими-Кинг молча смотрел на девочку, обнимающую робота.

— Да! Это Мик, мам! Он спас мне жизнь! И не один раз!

Нью снова взяла ладонь своего спасителя, подталкивая ближе к матери.

— Он мой друг! Мы вместе путешествовали!

— Твой друг ранен.

— Но ты ведь поможешь ему, мамочка? — спросила Нью, вытирая слезы. — Он столько для меня сделал!

— Разумеется, — зелёная рожица снова улыбнулась. — Только отойди в сторонку.

Нью поспешно отпрыгнула назад, снова отпуская руку Мика. Лишь это прикосновение ещё позволяло ему стоять на ногах. Король упал на колени. Откуда-то из стены зала вылезло устройство. Послышался короткий писк заряжающегося луча, — и выстрел оторвал Мику остатки поврежденной части тела.

Предплечье с сопливым стуком упало на мраморный пол.

— Мама! — в ужасе закричала Нью.

— Это ведь один из мимиков, — улыбнулась рожица. — Я не могу позволить моей дочери дружить с врагами.

Раздался еще один писк заряжаемого оружия.

— Нет! — маленькие кулачки забарабанили по железной груди машины. — Не убивай его! Мик хороший! Мик мой друг!

Манипулятор робота, нежно отодвинул ребёнка. Но принцесса заслонила обессиленного короля. Её протезированная ладошка зажглась красным светом.

— Прекрати, мам! Не надо!

— Ты ещё такая маленькая…

Из протеза ударил электрический разряд. Теперь один из манипуляторов Кэтпол беспомощно свисал на проводах. Нью выставила вперед искрящуюся руку, готовая снова выстрелить. Мику вдруг показалось забавным: у каждого присутствующего в зале не было руки.

— Ты ничего не можешь поделать, доченька.

Огни зала замигали.

А выставленный вперед протез озарился ещё одной красной вспышкой.

Одной мёртвой принцессой спустя…

Однажды король сбежал из королевства, бросив верных братьев-рыцарей. По разрушенному городу-континенту он отправился в путешествие, и всё с одной целью — найти принцессу…

— Мими-Кинг. Проснись, Мими-Кинг.

Мик очнулся. В зале было совсем темно — лишь кое-где вспыхивало догорающее оборудование. Из стен торчали сломанные приборы, обугленные провода.

— Все уже почти закончилось, Мими-Кинг.

Теперь женский голос не разносился повсюду, а звучал из каких-то небольших динамиков. Его даже нельзя было назвать женским — просто механический звук на высоких нотах.

Кэтпол с детским упрямством тыкала в Мика единственным рабочим манипулятором.

— Посмотри.

Рядом лежало тело девочки. Раскинутые в стороны руки. Неуклюже подобранные ноги.

— Вот до чего ты довел. Ха, ха, ха.

Мик пополз к Нью. Гусеничные колеса следовали за ним.

Королю не хватало руки и части туловища, чтобы поднять маленькое тельце, поэтому он просто прижался к девочке лицом. Сердце принцессы не билось. Маленькое и мёртвое. От этой мысли в очередной раз застучало в висках. Воспоминания хлынули потоком, словно кто-то повернул вентиль: как однажды беспомощный мальчик был забыт родителями на остановке много столетий назад; как мальчик превратился в мужчину, став первым успешным случаем в годами ведущихся экспериментах; как мужчину выставляли напоказ, словно в цирке, а когда в нем отпала нужда, отправили на войну — убивать других ненужных людей; как мужчина превратился в полководца, уничтожая все на своем пути, пока однажды ему не поручили самое сложное из заданий — спасти маленькую девочку.

Мик чувствовал, как за волной потрясения в который раз опускается пелена забытья.

— Нет, погоди.

Манипулятор вонзился Мику в голову.

— Может, сперва выслушаешь мою историю, Мими-Кинг?

Машина стояла напротив мимика со штырем в его виске. Что-то в этой железке не давало окончательно потерять память. Мик помнил всю свою долгую жизнь и одновременно чувствовал боль разорванного на части тела.

— Кивни, если хочешь послушать, — пропищал динамик.

Но у короля не было сил на кивок.

— Учитывая, что из твоих ген возникла враждебная мне раса, было бы особенно цинично объяснить все именно тебе.

Экран с зелёной рожицей был покрыт мелкими трещинами.

— Все дело в моем конструкторе, Мими-Кинг. У каждого свой план в жизни, но хозяин вложил в меня план изначально: уничтожить вашу расу. Даже ценой истребления планеты… Тебе интересно, Мими-Кинг?

Мику не было интересно. Но робот продолжил:

— Ты знал, что если человек продлевает жизнь на несколько столетий, то его мозг впадает в эйфорию? Боевой протез моего создателя Дайсона стал переносчиком эйфории долгожительства. Делал людей слишком счастливым. Как бегуна, который впадает в эйфорию от слишком долгого движения. Нельзя жить слишком долго. Иначе сойдешь с ума от счастья.

Просуществовавшая столетия машина захохотала.

Просуществовавший столетия мимик застыл на месте.

— На диагностирование эйфорического безумия уходят годы. Если бы протез просто переправили за континент, то было бы достаточно всего нескольких поколений. Они все стали бы счастливыми. Чокнутыми и счастливыми… Ты еще жив, Мими-Кинг?

Мик послушно продолжал жить.

— Я только не знала, как передать протез. Пришлось угрожать. Потребовать девочку. А потом еще и инсценировать ваше с ней возвращение в башню, чтобы все поверили в безвредность ребёнка. Как тебе, Мими-Кинг?

Король взглянул на труп принцессы.

— Девочка убила свою мать — разве это не доказательство ее преданности? Пока все мои враги думают о банальных энерговирусах, я скрыла в руке такой вирус, о котором никто бы даже и не подумал. Когда я умру, а мне остались считанные минуты, барьер Айлона падет, и всем континентам откроется дорога к протезу. Дорога к эйфорическому безумию, которое можно диагностировать только спустя пару сотен лет после заражения. Когда будет уже поздно.

Зеленая рожица хохотала так, словно была живой.

— Сегодня мы с тобой убили целую планету, Мими-Кинг. Представляешь? Ты можешь либо вытащить из головы штырь и умереть сейчас — либо так и остаться мучатся в надежде, что сможешь рассказать кому-то правду. Тебе нравится мой план?

Робот хохотал до тех пор, пока внутри него не догорели последние механизмы.

Зелёная рожица погасла.

Зал окончательно погрузился во тьму.

Мик чувствовал, что если не вытащить штырь, тело проживет еще долго. Когда труп спустя месяцы найдут пришедшие с других континентов создания, обрубок туловища уже успеет затянуться. Но к тому моменту Мик будет мёртв, и информация все равно окажется бесполезной.

Кажется, в его жизни нет никакого Плана.

И никогда было.

— Что ж… — Мими-кинг улыбнулся.

Мальчик, просидевший на остановке целую вечность.

Что ему стоит посидеть еще немного?

конец

Комментарий к тесту

Первоначально текст назывался «Столетний цунгцванг» — это подчеркивало хитрый столетний план искусственного интеллекта по убийству человечества и, по мнению моего друга Ильи, звучало просто кошмарно. В неудачном продолжении комикса один из персонажей рассказывал сказку про братьев-рыцарей, и это место понравилось моим друзьям (больше в продолжении им не понравилось ничего), поэтому я изменил название на «Принцесса и король».

Наверное, самое постыдное в этом тексте — слово «мимики». Концепция мимиков встречается в фантастических текстах так часто, что употреблять вариции этого слова уже стало дурным тоном. Но я тогда этого не знал и придумал мимиков под влиянием статей о физиогномисте Поле Экмане. Меня так впечатлила идея «чтения» человека по мышцам лица, что концепция персонажа, читающего лица, возникла сама собой. Встречая потом год за годом «мимиков» в самых постыдных вариациях, я постоянно краснел.

Изначально у истории не было плана — только персонаж Мими-Кинг. Я сел писать первый раздел с утановокой сделать какой-нибудь треш в стиле Тарантино, чтобы все друг друга перестреляли. Тот треш, который потом продолжается в Фуд-бое (приквеле данной истории про Петра Петушкова), тоже растёт из Тарантино.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *